Как Бородянский в двух последних интервью объяснял идею сажать за фейки

Как Бородянский в двух последних интервью объяснял идею сажать за фейки

Как Бородянский в двух последних интервью объяснял идею сажать за фейки  Как Бородянский в двух последних интервью объяснял идею сажать за фейки

«Украинская правда» опубликовала интервью с Владимиром Бородянским на следующий день после «Нового времени». В обоих беседах с журналистами министр по вопросам культуры, молодежи и спорта объясняет свою идею об ответственности журналистов за дезинформацию. «КП» в Украине» попыталась объединить высказывания министра и понять, за что и как хотят наказывать украинские СМИ.

Почему возникла идея о наказании за фейки

— У нас 5 лет идет война. Она сложная война. Она необычная война. Она получила название «гибридная война». В этой войне много различных элементов, в том числе элемент информационной войны. Мы предлагаем посмотреть откровенно на то, с какими вызовами сталкивается страна, против которой осуществляется такая агрессия. И одним из таких вызовов является дезинформация, потребление людьми большого количества фейков.

Есть исследования, в котором говорится, что только 8% людей от всего населения Украины могут отличить фейк от НЕ фейка. 8%! То есть 90 процентов не могут этого сделать. Поздно, не поздно, надо делать. Я считаю, что информационные атаки продолжаются, угрозы сохраняются, и наша обязанность сделать так, чтобы украинцы уменьшили потребление дезинформации.

Наша задача — ввести в законодательное поле Украины понятия «дезинформации», «опасной информации».

А есть хорошие новости для СМИ?

— Наша задача — наша, не только моя — установить новые правила существования информационного рынка. Это правила, для начала, защитят журналистов. Защитят не только физически, а защитят журналистов от давления собственников, от давления денег. Мы должны сделать так, чтобы журналист мог работать честно и порядочно. Мы должны защитить граждан от употребления дезинформационного продукта.

Правда, что за дезинформацию будут сажать?

— Когда я впервые об этом сказал, то все почему-то услышали только про уголовную ответственность и всех это так возбудило. Да, это крайний случай.

Например, за что может маячить уголовная ответственность? Когда я как некое третье лицо пришел к вам и сказал — вот вам $10 тыс., напишите, пожалуйста, статью о чем-то, что не является правдой, с целью некоего специального результата, который я хочу получить в общественном мнении. Более того, я буду платить каждый раз $10 тыс., и вы будете писать такие статьи каждый день в большом объеме. Вот эти отношения могут быть криминализированы.

Как «вычислить» дезинформацию

— Это, например, информация, размещенная на заказ. Это информация, которая угрожает государственным и общественным интересам. Это непроверенная информация.

А это не ограничение свободы слова?

— Есть очень тонкая грань между критикой, свободой слова и защитой информационного поля от дезинформации. Мы должны ее провести. Понятно, что мы не защитимся от всех вариантов манипуляций и дезинформации, но мы должны закрыть 90% таких злоупотреблений.

…Сегодня люди используют манипулятивные технологии, прикрываясь свободой слова. Я считаю, это возмутительно… Понимаете, это же не про «Схемы» идет речь. Не про Бигуса и другие независимые расследования, которые честно выполняют свою работу. Идет речь про тех журналистов, которые берут деньги и дезинформируют общество. Бигус не дезинформирует общество, извините. Там нет дезинформации. Максимум, что там может быть, — это недостоверная информация. Это другой вид ответственности. Если Бигус когда-то вдруг начнет дезинформировать, он тоже попадет под регулирование.

Самих журналистов к регулированию привлекут?

— Большая часть нашей концепции направлена на саморегулирование. Появляется организация — объединение журналистов — которая, например, будет выдавать журналистские карточки, удостоверяющие статус журналиста. Или лишать этого статуса. Эта саморегулирующая организация будет развивать те стандарты журналистики, которые существуют. Она будет выносить решения о манипулятивности, о степени манипулятивности.

Зачем нужен омбудсмен по информации

— Мы забегаем очень вперед, потому что мы еще до конца не определились с функцией омбудсмена. Сейчас его функция, как мы видим — это отстаивание интересов государства и обращение в суд, когда происходит, например, история с «распятым мальчиком».

Чисто юридически нет пострадавших и поэтому невозможно обратиться в суд. Когда появляется омбудсмен, появляется представитель государства по этим вопросам, и он может обратиться в суд. То есть появляется организация, которая начинает отстаивать национальные интересы Украины. А достойных людей много, я думаю, мы найдем кого-то.

…Мы думаем, как сделать так, чтобы в независимости от того, откуда пришла эта дезинформация, чтобы ее автор нес ответственность в соответствии с международным законодательством в том числе. Я не знаю, пока, как это сделать, у меня нет ответа.

Как быть с анонимными Телеграм-каналами?

— Если в телеграмм-канале в Украине распространяется системная фейковая информация, может быть, мы скажем: «Уважаемые граждане, вы должны знать, что в телеграмм-канале распространяется фейковая информация. И мы как государство сообщаем вам». Я пока не знаю (как мы это будете делать).

СПРАВКА

Впервые об уголовной ответственности за фейки новый министр культуры упомянул в начале октября на радио НВ. В начале ноября на парламентских слушаниях по вопросу безопасности журналистов Бородянский развил свою мысль.

Что еще предлагал Бородянский

Обязательную маркировку информации как развлекательной или новостной

Запретить россиянам владеть украинскими СМИ

 

Источник: https://kp.ua/politics/653072-kak-borodianskyi-v-dvukh-poslednykh-yntervui-obiasnial-ydeui-sazhat-za-feiky