Поверенный в делах США в Украине Уильям Тейлор рассказал, как именно Трамп шантажировал Зеленского

Поверенный в делах США в Украине Уильям Тейлор рассказал, как именно Трамп шантажировал Зеленского

Поверенный в делах США в Украине Уильям Тейлор рассказал, как именно Трамп шантажировал Зеленского Поверенный в делах США в Украине Уильям Тейлор рассказал, как именно Трамп шантажировал Зеленского

Заслушивание свидетелей проходят в закрытом режиме, однако в прессе регулярно появляются  вступительные речи чиновников, вызванных для дачи показаний. Одним из тех, кто  давал показания в ходе расследования, оказался действующий поверенный в делах США в Украине Уильям Тейлор.  

Речь дипломата, уже давно находящего на пенсии и не имеющего карьерных сдержек, обнародовала Washington post и была переведена «Европейской правдой» с незначительными сокращениями.

Тревога возникла летом 2019 года

Во время вступительной речи Вильям Тейлор заявил, что несмотря на то, что он работал во многих местах по миру, но имеет «особый интерес и уважение по важности отношений с Украиной».

«Наша национальная безопасность требует, чтобы эти отношения оставались прочными. Однако в августе и сентябре этого года я имел все больше оснований для беспокойства тем, что наши отношения с Украиной существенно подвесило появление неофициального, не соответствующего правилам канала осуществления политики США, а также задержка с предоставлением жизненно важной безопасности помощи, что было связано с внутренней американской политики.

Как уже известно, 9 сентября в своем сообщении к послу Гордона Сондланда я сказал, что удерживать эту помощь в обмен на услуги во внутриполитической кампании в США будет «безумием»», — отметил Тейлор.

Он добавил, что  до сих пор верю в то, что в  помощь, предоставляемая США, является «критически важной для защиты Украины от российской агрессии».

 — Что еще важнее, ее предоставление отправляет сигнал украинцам и россиянам, что мы являемся надежным стратегическим партнером Украины, — добавил дипломат.

После этого он предоставил хронологию событий, которые, по мнению Тейлора, дают основания для обеспокоенности.

Назначения на фоне сомнений

По словам Тейлора, 28 мая он встретился с госсекретарем Майком Помпео, который перед тем попросил его вернуться в Киев (Тейлор до этого был послом в Украине в 2006-2009 годах. — ред) и снова возглавить посольство в Украине.

«Это был критический момент американско-украинских отношений. Война с Россией продолжалась; Зеленского только избрали президентом; приближались парламентские выборы и создание нового правительства, формировало курс Украины на ближайшие годы», — подчеркнул дипломат.

По его мнению, Украина очень важна для безопасности США и Европы по двум связанным друг с другом причинам:

«Во-первых, если Украине удастся освободиться от российского влияния, вся Европа может быть свободной, демократической и мирной. В противоположность этому, если Москва сохранит доминирование в Украине, то и Россия снова станет империей, подавляющее свой народ, несет угрозу своим соседям и всему остальному миру.

Во-вторых, с аннексией Крыма в 2014 году и агрессией на Донбассе Россия нарушила бесчисленное количество договоров, игнорируя все обязательства и отбросив все принципы, которые сохраняли мир и способствовали процветанию Европы после Второй мировой войны. Чтобы независимость Украины восстановилась, Россия должна уйти из Украины.

Это и должно оставаться внешнеполитической целью США», — сказал Тейлор во время слушаний.

Он добавил, что поэтому хотел сказать «да» после просьбы секретаря Помпео. Однако это решение оказалось непростым:

«С бывшим послом, Машей Йованович, повели недостойно. Она попала в сети политических махинаций как в Киеве, так и в Вашингтоне. Я опасался, что эти проблемы сохраняются. Я советовался с ней по этому предложению, однако она призвала меня согласиться, как по политическим причинам, так и для поддержания морального духа посольства.

… Я мог быть эффективным во главе посольства только при сохранении американской политики поддержки Украины, укрепления ее безопасности, предоставления экономической и технической помощи, а также в случае поддержки этого со стороны госсекретаря.

Меня уже тогда волновало то, что я слышал о роли Рудольфа Джулиани, который сделал несколько громких заявлений о политике США в отношении Украины. Поэтому во время встречи с секретарем Помпео 28 мая я дал понять и ему, и другим присутствующим, что если политика США в отношении Украины изменится — я не смогу остаться. Он заверил, что политика сильной поддержки Украины сохранится, и я буду его поддержку в защите этой политики.

С таким пониманием я согласился вернуться в Киев.»

Письмо от Трампа

Тейлор отметил, что вернулся в Киев 17 июня. У него было с собой письмо от президента Трампа, в котором тот поздравил президента Зеленского с победой на выборах и пригласил его на встречу в Овальном кабинете.

«Я также взял с собой копию декларации госсекретаря Помпео о том, что США никогда не признают незаконной русский аннексию Крыма. Но приехав в Киев, я обнаружил странную комбинацию из обнадеживающих, путаных и тревожных обстоятельств», — подчеркнул дипломат.

Он начал с обнадеживающего:

«Надежды давало то, что президент Зеленский очень быстро получил власть в Украине. Он назначал министров-реформаторов, поддерживал антикоррупционное законодательство, которое к тому долгое время не двигалось. Он прибегал к быстрым действиям, включая открытие Высшего антикоррупционного суда в Украине, который был создан при предыдущей власти, но так и не смог заработать.

Он назначил досрочные парламентские выборы, и его партия, до тех пор представлена ​​в Совете, получила 60% мест. При поддержке парламентского большинства Зеленский изменил Конституцию, убрав из нее абсолютный иммунитет депутатов, который были источником «чистой коррупции» в течение двух десятилетий.

В Киеве было много надежд, что на этот раз все может быть иначе — новая Украина наконец оторвется от своего коррумпированного, постсоветского прошлого. И одновременно я столкнулся в Киеве с запутанной и необычной договоренностью по ведению политики США в отношении Украины».

Дипломат подчеркнул, что существовало два канала разработки и внедрения политики США, один — традиционный и один — крайне нестандартный:

«Как руководитель дипмиссии, я имел полномочия по стандартных, формальных дипломатических процессов, которые включали основную часть усилий США по поддержке Украины в борьбе против российской нашествия и оказания ей помощи в борьбе с коррупцией. Эти усилия имели сильную двухпартийную поддержку Конгресса и всех правительств США со времени провозглашения независимости Украины.

В то же время существовал не соответствующий правилам, неофициальный канал формирования политики США в отношении Украины, в который входили тогдашний спецпредставитель Курт Волкер, посол Сондланд, министр энергетики Рик Перри и Джулиани. Послы Волкер и Сондланд включили меня в определенные разговоры в рамках этого канала».

Тейлор отметил, что канал начал работу 23 мая, когда «Уолкер, Сондланд, Перри и сенатор Рон Джонсон встретились с президентом Трампом после возвращения из инаугурации президента Зеленского».

«Делегация энтузиазм относительно нового президента Украины и призвала президента Трампа встретиться с ним как можно раньше, чтобы закрепить отношения США и Украины.

Но, как я понял, президент Трамп не разделял их энтузиазма о встрече с господином Зеленским.

В июне и июле действия как официального, так и «нерегулярного» каналов внешней политики служили одной и той же цели — усилению партнерства США и Украины.

Но к августу мне стало понятно, что задача этих каналов разошлись.

То, как это произошло, беспокоило меня все больше», — рассказал дипломат.

«Группа давления»

Он добавил, что в конце июня одной из целей обоих каналов было способствовать визиту Зеленского в Белый дом для встречи с Трампом и что украинцы «явно стремились к этой встрече».

«18 июня во время конференц-звонка с Волкером, Перри, Сондландом, исполняющим обязанности помощника госсекретаря по вопросам Европы и Евразии Филом Рикером и советником Госдепа Ульрихом Брехбулом было понятно, что встреча двух президентов была согласованной целью.

Но уже во время моих следующих общений с послами Волкером и Сондландом они сообщили мне, что прежде чем запланировать встречу в Овальном кабинете, президент «хотел услышать от Зеленского». Мне было непонятно, что это значит.

27 июня Сондланд в телефонном разговоре сказал мне, что Зеленский должен дать понять Трампу, что он не является преградой для «расследования».

Я почувствовал что-то странное также 28 июня, когда посол Сондланд сказал мне, что он против участия большинства привычных межведомственных участников в его запланированном разговоре с президентом Зеленским позже в тот же день. Посол Сондланд, посол Уолкер, министр Перри и я были приобщены к этому звонку, звоня из разных мест. Однако посол Сондланд сказал, что хочет убедиться, что никто другой не записывает но не отслушивают этот разговор.

А еще до того, как президент Зеленский присоединился к разговору, Волкер отдельно сказал американским участникам, что он планирует четко рассказать президенту Зеленскому на встрече один на один в Торонто 2 июля о том, что должен сделать Зеленский, чтобы получить встреча в Белом доме», — отметил Тейлор.

По словам дипломата, на тот момент ему «еще было непонятно, что это значит».

«Волкер отметил, что он хотел бы сказать, что президент Трамп хочет видеть верховенство закона, прозрачность, а также, в частности, сотрудничество в рамках расследований, чтобы «дойти до сути вещей». А как только президент Зеленский присоединился к конференции, разговор сосредоточился на другом — на энергетической политике и мосту в Станице-Луганской», — подчеркнул он.

Тейлор отметил, что во время того разговора  Зеленский заявил, что надеется на визит в Белый дом, предложенный в письме Трампа от 29 мая.

«А к середине июля я начал осознавать, что на самом деле причиной встречи Трампа и Зеленского было расследование в отношении компании Burisma и обвинений о вмешательстве Украины в американские выборы 2016 года.

Было также ясно, что это условие ему предъявили с помощью того неофициального политического канала, которым, как я понял, руководил Джулиани», — сказал поверенный по делам Украины.

Остановка помощи США

Тейлор отметил, что 10 июля в Белом доме украинские чиновники Александр Данилюк, секретарь СНБО, и Андрей Ермак встретились с Перри, Волкером, Сондландом и тогдашним советником по нацбезопасности Джоном Болтоном.

«Я не участвовал в заседании и не получил информации о его ходе, пока не поговорил 19 июля из тогдашним старшим директором Совета нацбезопасности (СНБ) из европейских и российских вопросам Фионой Хилл и директором по европейским делам СНБ Алексом Виндманом. Зато 10 июля в Киеве я встретился с Андреем Богданом и Вадимом Пристайко, которые сказали мне, что слышали от господина Джулиани, что телефонный разговор двух президентов вряд ли произойдет, и они были этим смущены и разочарованы»,  — отметил дипломат.

Он добавил, что во время очередного защищенного конференц-звонка с СНБ 18 июля услышал, как сотрудница бюджетного управления сказала, что они задерживают выделение Украине помощи , но не могла объяснить, почему.

«Уже после этой встречи я позвонил этому лицу, и в режиме, когда нас не слышали другие, она сказала, что ее начальник поручил не принимать дополнительных затрат на политику безопасности помощь Украине до дальнейших указаний.  Меня и других это поразило!», — подчеркнул он. 

По словам дипломата, позже он узнал от бюджетного управления СНБ, что указание поступило от президента главе администрации СНБ, и далее — к этому (бюджетного) управлению.

«Мгновенно стало понятно, что один из главных столпов нашей сильной поддержки для Украины — под угрозой. Неофициальный, «ненормированный» политический канал сработал вопреки давним целям политики США, — сказал Тейлор.

После этого он провел серию межведомственных встреч под руководством СНБ относительно возобновления помощи.

— Насколько я понимал, министр обороны, директор ЦРУ и советник по нацбезопасности добивались совместной встречи с президентом, чтобы убедить его снять блокаду, но такую ​​встречу, как оказалось, было сложно организовать. В конце концов, ее провели только в сентябре, — добавил он.

19 июля Тейлор  в телефонном разговоре Хилл и Виндман с СНБ подтвердили, что указание о замораживании поступило  от главы администрации РНБ Мика Малван и тот поддерживает скепсис в отношении Украины.  В том же телефонном разговоре 19 июля они сообщили Тейлору о встрече 10 июля с украинской делегацией в Белом доме. В частности, они рассказали, что посол Сондланд связал приезд Зеленского в Белый дом с «расследованием».

«Это, по их словам, так взбесило Болтона, что он оборвал эту встречу, а затем сказал Фионе Хилл и Алексу Виндману, что они не должны иметь ничего общего с внутренней политикой и поручил госпоже Хилл «проинформировать юристов».

По ее словам, после встречи 10 июля Болтон назвал эти договоренности «наркоторговлей». Джон Болтон также выступил против телефонного звонка между президентом Зеленским и президентом Трампом, опасаясь, что это «станет катастрофой».

Нечего и говорить, что украинцы на этих встречах были растеряны», — отметил Тейлор.

Он добавил, что в рамках стандартного канала формирования политики США в отношении Украины Болтон хотел говорить о безопасности, энергетику и реформы.

«Зато Сондланд, участник «нестандартного» канала, стремился установить условием встречи в Белом дома только украинское расследование!  Также во время нашего звонка 19 июля Хилл сообщила, что Уолкер встретился с Джулиани по Украине. Это меня удивило. На следующий день я попросил Волкера о встрече, но не получил ответа. Я начал понимать, что эти два канала общения — разделены и противоречат друг другу», — рассказал поверенный по делам Украины.

Звонок Зеленского к Трампу

«Вечером 19 июля и утром 20 июля, по киевскому времени, я получил сообщение трехстороннем WhatsApp-чате с Волкером и Сондландом, содержание которого Волкер уже предоставил парламентским комитетам.

В нем Сондланд заявил, что вскоре состоится разговор между Трампом и Зеленским. Посол Волкер сказал, что самым важным для Зеленского будет сказать, что он поможет расследованию, а также решит персональные кадровые вопросы, если таковые будут.

20 июля я говорил по телефону с послом Сондландом в то время, как он ехал поездом из Парижа в Лондон. Сондланд сказал мне, что он рекомендовал президенту Зеленскому принять фразу «я камня на камне не оставлю», когда он будет обсуждать расследование с президентом Трампом

Также 20 июля я общался с Данилюком, и в этом разговоре он передал мне: президент Зеленский не хочет быть использованным как пешка в американской предвыборной кампании.

На следующий день я сообщил Волкеру и Сондланду об этой обеспокоенность Зеленского», — рассказал Тейлор.

Он добавил, что 25 июля президент Трамп и Зеленский наконец-то поговорили по телефону.  

«Странная вещь: несмотря на то, что я возглавляю посольство США и имел запланированную встречу с президентом Зеленским вместе с послом Волкером на следующий день, я не получил от Белого дома текстового описания этого разговора.

… Первый отзыв на телефонный разговор Трампа и Зеленского, который я услышал от правительства США, был во время телефонного звонка, который я имел 28 июля с Тимом Моррисоном, заменивший Фиону Хилл в СНБ. Мистер Моррисон сказал мне, что разговор «могла бы быть лучше» и президент Трамп предложил Зеленскому или его людям встретиться с Джулиани и генеральным прокурором Уильямом Барром.

Я так и не видел никаких данных от Белого дома относительно содержания разговора, пока он не был обнародован 25 сентября», — уверил дипломат.

Тейлор рассказал, что 16 августа из текстового сообщения Волкера он узнал, что Андрей Ермак, помощник президента, предложил США подать официальный запрос о расследовании возможных нарушений украинского законодательства со стороны компании Burisma, если Штаты этого желают.

«Идея формального запроса от США для того, чтобы Украина начала расследовать нарушения собственного законодательства, поразила меня как некорректное, и я рекомендовал Волкеру «держаться подальше». Однако чтобы выяснить правовые аспекты этого вопроса, я дал ему имя заместителя помощника генпрокурора, которого я считал бы правильным контактом для инициативы США по расследованию за рубежом», — подчеркнул он.

Готовился к отставке 

По словам Тейлора, 21 августа, когда помощь Украине задерживалась уже более чем на месяц, он  призвал Брекбула, советника Госдепа, обсудить сложившуюся ситуацию.

«(Брекбул) сказал, что не знает об изменении политики США, но проверит статус помощи в области безопасности. Мои беспокойства углубились на следующий день, 22 августа, во время телефонного разговора с господином Моррисоном из Совета нацбезопасности.

Я спросил у него, не произошла смена этой политики, на что он ответил: «посмотрим». Он признался во время этого звонка, что «президент Трамп вообще не хочет оказывать помощь». Это очень взволновало меня. Как я говорил секретарю Помпео в мае, если политика поддержки Украины изменится, я должен уйти в отставку.

После разговора с Моррисоном я уже готовился к этому.

Лишь несколько дней спустя, 27 августа, посол Болтон прибыл в Киев и встретился с президентом Зеленским. Во время их встречи вопрос безопасности помощи не поднимался. Удивительно, но новости о ее задержке не просочились в публичное пространство до 29 августа», — рассказал поверенный в делах США в Украине.

 Он добавил, что под конец визита Болтона в Киев поговорил с ним частным образом и «выразил ему свое серьезное беспокойство относительно замораживания военной помощи».

«Посол Болтон порекомендовал мне прислать телеграмму об этом госсекретарю Помпео. Я написал и передал такую ​​депешу 29 августа, описывая «нелепость», которую я видел в отказе от военной помощи Украине в то время, когда боевые действия на Востоке еще являются активными, а Россия внимательно отслеживает уровень американской поддержке правительства Украины.  Я сказал госсекретарю, что не могу и не буду защищать такую ​​политику. И хотя я не получил ни одного конкретного ответа, но  слышал, что вскоре госсекретарь перенес мое сообщение на встречу в Белом доме, посвященную вопросам безопасности в Украине.

В тот же день, когда я направил свою депешу, Андрей Ермак связался со мной и был очень обеспокоен, спрашивая о замораживании безопасности помощи. Эта история тогда именно стала публичной, потому что была обнародована изданием Politico. Меня возмущало то, что я не мог дать ему объяснение, почему это происходит.

На тот момент мне еще не приходило в голову, что остановка безопасности помощи может быть связано с «расследованием». Это вскоре изменилось», — говорит Тейлор.

Открытый шантаж

Поверенный в делах США в Украине добавил, что 1 сентября, через три дня после его обращения к госсекретарю Помпео, Зеленский встретился с вице-президентом Пенсом в Варшаве. За несколько часов до этой встречи Тейлор связался с Данилюком, чтобы сообщить ему, что задержка безопасности помощи — это предложение «все или ничего», в том смысле, что если Белый дом не отменит запрет до конца финансового года (30 сентября), то эти средства «сгорят», и Украина ничего не получит.

«Я надеялся, что на двусторонней встрече или вскоре после этого Белый дом отменит свое решение, но этого не произошло.  Впоследствии о ходе встречи Пенс-Зеленский мне по телефону рассказал господин Моррисон, который сказал, что Зеленский открыл встречу просьбой к вице-президента о сотрудничестве по безопасности. Вице-президент не ответил по существу, но сказал, что вечером будет общаться с Трампом», — пояснил дипломат.

Он добавил, что по словам Пенса Трамп хотел, «чтобы европейцы делали больше для поддержки Украины, а он хотел бы сделать больше для борьбы с коррупцией».

«Также во время этого же телефонного звонка Моррисон описал разговор Сондланда с Ермаком в Варшаве. Там Сондланд заявил Ермаку: деньги на пособие по безопасности не поступят, пока Зеленский не согласится продолжать расследование в отношении компании Burisma.  Так я впервые услышал, что помощь по безопасности — а не только встреча в Белом доме — была обусловлена ​​действиями Украины в этом расследование.

Я был очень обеспокоен и в тот же день направил Сондланду вопрос «мы сейчас говорим, что и помощь, и встреча обусловлены расследованием?» Посол Сондланд ответил просьбой позвонить ему, что я и сделал. Во время этого телефонного разговора Сондланд сказал, который президент Трамп уже сообщил ему: он хочет, чтобы президент Зеленский сделал публичное заявление о том, что Украина будет расследовать дело Burisma, а также подтвердил Украинский вмешательства в выборы в США в 2016 году.

Посол Сондланд сказал мне, что допустил ошибку, когда ранее говорил украинским чиновникам, что именно встреча в Белом доме зависит от публичного объявления о расследовании. На самом деле, по его словам, теперь «все» зависит от такого объявления. Включая политику безопасности помощи.

Во время того же звонка 1 сентября я сказал после Сондланду, что президент Трамп должен иметь больше уважения к главе другого государства, и то, что он описал, не в интересах ни Трампа, ни Зеленского. В этот момент я попросил посла Сондланда убедить Трампа изменить требования», — рассказал Тейлор.

Он добавил, что Сондланд пообещал попробовать.

«Мы также обсуждали возможность того, что украинский генпрокурор, а не президент Зеленский, сделает заявление о расследовании, предположительно — в координации с расследованием вмешательства в выборы в 2016 году, которое проводит прокурор Барр.

… 2 сентября, Моррисон сообщил мне по телефону, что господин Данилюк попросил его о встрече в гостинице в Варшаве, где Данилюк выразил обеспокоенность возможной потерей поддержки США для Украины. В частности, как поделился Моррисон, Украину беспокоит неспособность американских чиновников отвечать на четкие вопросы украинцев по помощи в безопасности. Я лично чувствовал точно такое напряжение в моих отношениях с украинцами, в том числе и во время на встрече с министром обороны Андреем Загороднюком тот же день.

Я также сообщил Моррисону  о том, что мне рассказал Сондланд накануне.», — рассказал Тейлор.

По его словам, 5 сентября он принял в Киеве сенаторов Джонсона и Мерфи. Во время их визита прошла встреча с Зеленским. Первый вопрос президента Украины к сенаторам был относительно  помощи.

«Оба сенатора подчеркнули, что двухпартийная поддержка Украины в Вашингтоне была важнейшим стратегическим активом Украины, и президент Зеленский не должен ставить под угрозу эту двухпартийную поддержку, становясь участником внутренней политики США.

Я подчеркивал этот тезис во время всех моих официальных контактов с Украиной и продолжаю это делать.

Но попытка заставить президента Зеленского публично присоединиться к расследованию по Burisma и якобы вмешательство в выборы 2016 показала, как официальную внешнюю политику США взрывали непубличные, не основанные на правилах действия Рудольфа Джулиани», — рассказал во время выступления Тейлор.

Несостоявшееся интервью

Поверенный в делах США в Украине далее рассказал, что  7 сентября во время разговора с  Моррисоном он описал телефонный разговор, состоявшейся накануне между Сондландом и Трампом. При этом Моррисон «сказал, что у него появилось «чувство ныряния», когда он узнал о содержании этого разговора от Сондланда».

«В разговоре Трамп сказал Сондланду, что он не просил у Украины о договоренности «услуга за услугу», но в то же время  настаивает на том, что Зеленский должен выйти к прессе и сказать, что он открывает расследование Байдена, а также о вмешательстве в выборы 2016 года, и президент Зеленский должен это сделать по собственной воле.

Моррисон сообщил об этом разговоре также Болтону и юристам СНБ.

На следующий день, 8 сентября, мы с послом Сондландом поговорили по телефону. Он сказал, что разговаривал с президентом, как я предлагал неделей ранее, но Трамп был непреклонен: Зеленский должен «сам прояснить вещи и сделать это публично».

Президент Трамп то же время заявил, что это не «услуга за услугу».

Сондланд сказал, что разговаривал с Зеленским и Ермаком и сказал им: если президент Зеленский не сделает этого четко и публично, то мы оказываемся «в тупике». Как я понял, «тупик» означает, что Украина не получит такой нужной военной помощи.

Посол Сондланд заявил, что президент Зеленский согласился сделать публичное заявление в интервью CNN.

После этого я высказал свои серьезные оговорки в текстовом сообщении Сондланду, заявив, что «мой кошмар — это ситуация, когда они дадут это интервью и не получат помощи по безопасности. Россиянам это понравится. (И я пойду.)».

Я писал это совершенно серьезно», — сообщил Тейлор.

Он добавил, что 9 сентября  я сказал Сондланду и Волкеру, что «сигнал украинцам (и россиянам), который мы посылаем с решением о помощи, является ключевым. Поэтому мы уже пошатнули веру в нас».

«Я также сказал: «Я считаю безумием отказе в сфере безопасности помощи ради содействия в политической кампании». Посол Сондланд ответил примерно через 5:00, что я «неправ относительно намерений Трампа».

Перед этим обменом сообщениями, во время нашего разговора 8 сентября, Сондланд пытался объяснить мне, что президент Трамп является прежде всего бизнесменом. Мол, когда бизнесмен собирается подписать чек лицу, ему задолжавшему, то он перед подписанием спрашивает, будет ли этот человек платить.

Посол Волкер через несколько дней, когда мы были вместе на конференции Ялтинской европейской стратегии, использовал ту же терминологию.

Я ответил обоим, что такое объяснение не имеет смысла: украинцы не «должны» президенту Трамп ничего, и задержка безопасности помощи для получения Штатами внутренней политической выгоды является безумием», — сообщил поверенный в делах США в Украине.

Тейлор добавил, что 11 сентября он узнал, что это замораживание было снято, и помощь будет оказана Украины.  Он сообщил об этом Зеленскому и Пристайко. В то же время дипломат выразил обеспокоенность ранее данным Зеленский обещанием дать интервью CNN и заявил, что беспокоился, что в разговоре со СМИ украинский президент сделает заявление относительно расследований.

«Я пытался проверить через Данилюка, Зеленский ли не планировал давать такое интервью СМИ. Данилюк сначала, 12 сентября, подтвердил, что не планирует — и утром 13 сентября на встрече в кабинете президента Зеленского я почувствовал, что Ермак чувствует себя неудобно, отвечая на этот вопрос. Поэтому я снова попросил Данилюк подтвердить, что интервью CNN не будет, что он и сделал.

25 сентября на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке президент Трамп встретился с президентом Зеленским. Он также опубликовал стенограмму разговора 25 июля.

США, по сути, не сообщили украинцам о намерении такой публикации. Они просто оставили представителей украинской стороны бледными и разъяренными.

И хотя для меня это была первая возможность увидеть, что Трамп действительно говорил с Зеленским о бывшем вице-президента Байдена, и я задолго до того понял, что термин «расследование», который употребляли послы Волкер и Сондланд, означает одновременно и вопросы, связанные с выборами 2016 года, и расследование Burisma, и о семье Байден», — сказал Тейлор.

 

Источник: https://kp.ua/politics/650164-poverennyi-v-delakh-ssha-v-ukrayne-uyliam-teilor-rasskazal-kak-ymenno-tramp-shantazhyroval-zelenskoho