Опытные саперы новичкам в зоне ООС: Если рванет – больно не будет

Опытные саперы новичкам в зоне ООС: Если рванет – больно не будет

Опытные саперы новичкам в зоне ООС: Если рванет – больно не будет Опытные саперы новичкам в зоне ООС: Если рванет – больно не будет

Опытные саперы новичкам в зоне ООС: Если рванет – больно не будет

Саперы — люди без права на ошибку. Цена одного их неверного движения невероятно высока. Сложно представить, что творится у саперов внутри, когда они один на один остаются с миной.

— Не поверите, но это работа сложная не психологически, а физически, — усмехается главный пиротехник ГСЧС Роман Шутило. — Хорошо, если есть возможность раз в час на пару минут перевести дыхание, сделать перекур. Обычно по нескольку часов ползаешь по полю — хоть в жару, хоть в дождь, хоть в снег. Крепкое здоровье требуется.

С чего начинается сапер

Сапер ГСЧС начинается после поступления в учебный центр, трех месяцев подготовки и выпускных экзаменов. И на этом — все.

— Начиная с 2014 года к нам на службу поступили 42 человека, из них ушло только двое, — продолжает Роман Шутило. — Такого, чтобы кто-то сказал «надоело» и все бросил, за время моей службы не случалось. Люди у нас если пришли на работу, то как правило не уходят.

При этом зарплата невелика — саперам платят 9 тысяч гривен в месяц, как и большей части сотрудников ГСЧС. И вот рабочие будни: надеваешь каску, наколенники, налокотники, бронежилет (общий вес амуниции 18 килограмм) и обыскиваешь, порой на коленях, каждый сантиметр «опасной» земли.

Но без ежедневного риска жизнь на прифронтовых территориях была бы совершенно иной. Саперы — герои. Без их работы поля, леса, дороги несут смертельную опасность. Причем жизнь самих саперов, а работают они в рамках гуманитарной миссии, зависит от мирных договоренностей и прекращения ведения огня. 

А договоренности о зеленых коридорах для саперов соблюдаются далеко не всегда. Нет никаких гарантий, что не прилетит снаряд. И таких выездов сейчас примерно треть. Однако саперы привыкли и к такому, признаются: в их профессии одно из самых важных вещей — умение сосредоточиться и не отвлекаться.

— Знаете, какой самый худший «подарок» для сапера? Взрывчатка, установленная на фугас, а под фугасом граната, которую невозможно снять. — продолжает наш собеседник. — Когда несведущий сапер пытается его разминировать — тот детонирует. Но есть метод — обвязываем веревками и дергаем, чтобы спровоцировать взрыв. Если минут 15-20 тишина, можно приступать к разминированию. Но такие сюрпризы встречаются не часто, пару раз в год. Зачастую приходится иметь дело с минометными минами. 

Сбор урожая у саперов в основном в сухую солнечную погоду. В поле приходится проводить каждый день. Зимой почти никуда не выезжают, больше уделяют времени учебе. 

Опытные саперы новичкам в зоне ООС: Если рванет – больно не будет

— Главное в работе сапера — надежные коллеги, — уверяет Роман Шутило.

Коллектив — это главное

— Отношения в коллективе как в доброй семье. Ведь самая главная поддержка и опора — напарник по команде. Так всегда было. Это основа работы саперов. Только мужской юмор и дружба помогают нам в работе, — говорит Роман. — Психологи у нас, конечно, есть. Тесты проводят, всегда можно поговорить о наболевшем. Но не понимают они нас так, как коллеги по цеху. 

Коллектив и взаимоотношения людей внутри него позволяют нивелировать психологическое давление и груз цены ошибки. 

Женщин среди саперов ГСЧС нет, но ребята признаются, что для работы с полевой документацией было бы полезно иметь сотрудников противоположного пола. Ведь для мужчин-саперов работа с документами не такое простое дело, как кажется на первый взгляд.

Но тут можно поспорить.

Внезапные проверки на алкоголь

Негосударственная организация The Halo Trust работает в Украине практически с самого начала военного конфликта на востоке страны. Они подбирают гражданских специалистов по разминированию и отправляют их в Донбасс в рамках гуманитарной миссии. 

— Сейчас неподалеку от линии разграничения работают около 200 наших специалистов. Среди них 60 женщин, — рассказывает менеджер по связам с общественностью The Halo Trust Марина Лантух. — Задача наших специалистов — исследование территории и обнаружение взрывчатых веществ.

Любопытно, но львиная доля специалистов — из Донецкой и Луганской областей, они хорошо знакомы с территорией, на которой ведутся работы. Одно из главных условий найма на работу, кроме хорошей физической формы, здоровья и дисциплины, — нетерпимость к алкоголю и наркотикам. 

— Мы уволили уже массу работников из-за проблем со спиртным. У нас очень жесткие правила. Мы постоянно выборочно проверяем сотрудников на содержание алкоголя в крови, — объясняет Марина Лантух. — Сотрудники думают, если выпить две бутылки пива, ничего страшного не произойдет. И попадаются во время проверок. Таких мы сразу же увольняем. Алкоголизм и наркотики в нашей профессии недопустимы, эти вещи ставят под угрозу жизнь коллег.

Требований к работникам по образованию нет. The Halo Trust обеспечивает учебу в течение 5 недель. Будущие деминеры (так здесь именуют саперов) теоретически изучают разминирование и его стандарты, а после отрабатывают умения на тренировочном минном поле. 

Причем задача их — не разминировать, а обнаружить опасный сюрприз. После сообщить Министерству обороны Украины, а военные присылают своего специалиста для разминирования или подрыва. 

Получают деминеры за свой труд 13 тысяч гривен. 

БЫЛО ДЕЛО

Спасли щенков и котят

В работе саперов есть место не только подвигу. Но и юмору. Он у них несколько специфический.

— Вот приходит к нам молодой боец, едет первый раз на выезд. И, конечно, нервничает. Ну мы его и начинаем «успокаивать», мол, не бойся, больно не будет. Если рванет — все произойдет так быстро, что ты и почувствовать ничего не успеешь, — смеется Роман Шутило. — После таких приколов новички еще внимательней ведут себя в работе.

Сейчас у саперов ГСЧС специально натасканных на взрывчатку собак нет. Но начальство обещает — скоро появятся четырехлапые помощники с острым нюхом. Животных здесь очень любят и уважают. 

— Однажды разминировали склад, а там щенки и котята нашлись. Ребята их себе разобрали, — вспоминает Роман. — Имена им даем военные, звучат как позывные: кошка Пуля, собака Гильза.

В части братья наши меньшие не живут, их забрали к себе домой сотрудники ГСЧС. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Убойный «Молот»: на миномет, погубивший за два года 11 бойцов, артиллеристы жаловались с начала испытаний

Президент запретил использование на учениях украинских минометов, но их опять могут реабилитировать, как это было уже много раз.

Источник: https://kp.ua/life/646128-opytnye-sapery-novychkam-v-zone-oos-esly-rvanet-bolno-ne-budet