Семью «тернопольских робинзонов» заставили вернуться к людям

Семью "тернопольских робинзонов" заставили вернуться к людям

Семью "тернопольских робинзонов" заставили вернуться к людям Семью "тернопольских робинзонов" заставили вернуться к людям

Жить в пустующей хате разрешили бесплатно

Сельскую хату на две комнаты со старой покраской в селе Литятин Тернопольской области этой семье отдала местная жительница — разрешила вселиться родителям с четырьмя маленькими детьми бесплатно. Хотя денег ей никто и не предлагал — их нет. Эту семью всему селу едва удалось убедить переехать из заброшенного хутора, где они жили, как говорится, наедине с природой. Аргументом стали дети — несколько месяцев назад 31-летняя Людмила Лосик стала мамой мальчиков-двойняшек Назара и Данилы. Также в семье подрастают пятилетний Петрусь и двухлетний Павлик. Вернуться из роддома обратно на хутор запретили соцслужбы — поставили ультиматум: с детьми — только в село. Деваться было некуда. Хутором местность, где они жили в последнее время, уже и не назовешь — из жителей только они и остались, отдаленное поселение кто-то бросил, кто-то — умер. 

Сейчас семья уже почти обжилась в новом для них жилье. Все необходимое для жизни, включая и столовые приборы с посудой, принесли соседи. Люди говорят, что по сравнению с тем, как новоселы жили на хуторе, этот домик — царские хоромы. Также помогли благотворительная организация, священники, не остался в стороне и сельсовет. 

— Не раз и не два мы к ним ходили на хутор, это не очень далеко — пара километров, умоляли, чтоб они переехали, — рассказывают «КП» в Украине» в сельсовете Литятина. — Все-таки у них дети, а в селе — и школа, и детсад, и фельдшерский пункт. Это же вопрос целой жизни, которая ждет их детей. Но они отказывались. И вот только когда Люда родила малышей, поняли, что другого выбора им не оставили — заселились в хату, в которой им разрешила жить наша односельчанка. Там никто не жил, ее родственница живет в соседней хате, а сама она по заработкам мотается.  

Люди в селе — сердобольные, помогают вернувшимся чем могут. Правда, вздыхают — благодарности от них не дождешься. Те же недоумевают — так и не просили ничего. И ничего им не надо. 

— Они из тех, которым «ничего не надо», но у которых ничего и нет — а им, по сути, надо все. Гордые, но бедные, — вздыхают в селе. — Мы не бросим эту семью и будем помогать. Равнодушие, не раз бывало, ведет только к беде, так что мы в стороне не останемся. Эта семья уже на правильном пути.

Семью "тернопольских робинзонов" заставили вернуться к людям

Фото: nova.te.ua

«Мы не отшельники!»

Странно, что такую жизнь не только себе, но и детям выбрала семья педагогов. Глава семейства и его мать — учителя, работали в школе в этом же селе. 

— После серии скандалов уволились, — говорят в селе. — О, вы не слышали? О нашей школе знали и в Киеве, в Министерстве образования, и в области. Постоянные конфликты там были, то анонимки писали, то еще что. После того как Олег уволился, он уже и не искал работу. Он историк. Не пьет, не курит, они не какие-то сумасшедшие сектанты — но работать не идет. Живут на детские деньги и пенсию мамы. Мать, кстати, из хутора переезжать отказалась — мол, она там выросла и там же хочет внуков воспитать. Уверена, что они ни в чем не обделены. Но там нет воды, газа, правда, есть свет. Воду они раньше возили из источника в 300 метрах, теперь приходится из села. Слава богу, удалось до них достучаться, ведь надо же и о детях подумать. Старший должен в детсад пойти, скоро — в школу. 

В сельсовете не скрывают — семья проблемная. Договориться с ними о чем-то сложно. Но помогать будут все равно. 

47-летний Олег Лосик жил на хуторе Гировица с детства вместе с матерью. Та развелась с мужем-пьяницей, когда сыну было 4 года, уехала жить сюда, домой, — как говорят в селе, «в лес». Ее здесь некоторые так и называют — «баба из леса». На контакт с односельчанами идти не хотят, уверены, что им не добра желают, а навредить. Сами Лосики не видят ничего странного в своем образе жизни. Сюда, на хутор, Олег привез жену Люду, которую взял замуж в 19 лет. Она — из многодетной семьи. Выросла в интернате. Тихая, послушная. Олег говорит, ее братья были против замужества Люды. Поэтому она давно не общается со своими родственниками. Ушла к будущему супругу вопреки их воле.

Хоть об этой семье хорошо знают в селе — бабушка преподавала в местной школе около 40 лет, шесть лет там же работал сын — широкая общественность услышала о них только этой осенью. Тернопольские СМИ запестрели заголовками: «Семья отшельников вернулась в село спустя десятилетия жизни в лесу». Лосики грозятся, мол, подадут в суд, еще немного — и их терпение лопнет. Отшельниками они себя не считают.

— Какие же мы отшельники, если мама почти 40 лет ходила в школу? — возмущается в разговоре с «КП» в Украине» Олег Лосик. — Я работал в школе шесть лет, преподавал историю, правоведение, методику воспитательной работы, у меня высшее образование. Я юридически грамотный человек. Пишут, что мы жили в лесу. Никогда моя семья не жила в лесу, а на хуторе Гировица, примерно в полукилометре от леса. Не в землянке, а в обычном домике 1940-1970 годов постройки. Там одна комната 4,5 м на 5 м, сени и кладовка — всего 35 квадратных метров. В нашей семье три преподавателя вузов и два учителя. Мой уже покойный дядя, родной брат мамы, преподавал философию в политехническом институте в Тернополе, потом — в педагогическом, мой двоюродный брат — доцент тернопольского политеха, кум — доцент во львовском университете, преподает географию. Учителя — мы с мамой. Мама — учитель истории, основ государства и права, русского языка, литературы и географии. По правоведению ее ученица заняла первое место в районе, а ученик — первое по топографии. 

Семью "тернопольских робинзонов" заставили вернуться к людям

В новом доме семейству тесновато, но они не жалуются Фото: nova.te.ua

Зарабатывали продажей скотины

В молодости мать Олега, по его словам, руководила хором сельской молодежи в клубе Литянина, принимала активное участие в художественной самодеятельности в школе. Также она была главой профсоюза школы. Ученики часто приходили к ней домой. Словом, они не какие-то Робинзоны Крузо, да и в село наведывались — за покупками или еще чем.

— И у нас были нормальные условия — никакой антисанитарии, как пишут, — говорит Олег. — Не халупа в лесу, а обычная светлая хата на высоком фундаменте, под шифером, с тремя окнами. Я там с мамой всю жизнь прожил. Каждый год продавали одного-двух бычков, откладывали деньги на дом. Накопили 30 тысяч советских рублей, вырыли фундамент… А в 90-х все деньги пропали. Заработать еще раз столько нет возможности. И помогать нам не надо.

Только вот в селе сомневаются, что им стоит отказываться от помощи. Настораживает уже тот факт, что супруги предпочли существование вдали от людей, на заброшенном хуторе, не предпринимали попыток наладить свой быт, купить дом — в селе они недорогие, да и вообще пустили все на самотек. Так для людей выглядит со стороны. И это — при четырех детях. 

Источник: https://kp.ua/life/654162-semui-ternopolskykh-robynzonov-zastavyly-vernutsia-k-luidiam